Авторы

Автор материала: Кожемякин К.В.

Перевод материала в электронный вид: me4tatelnica

Истоники

Для данного очерка использована следующая литература и материалы: В.И.Ленин, соч. т. т. 3.27.28 изд. 4. Г. Ефремцев (рабочий Коломны в первой русской революции), Победа Советов в Коломне, Е.И.Бурдин «Из истории борьбы Коломенских рабочих за установление Советской власти».

Мособлархив Октябрьской революции. Коломенский УИК, Земские отчеты Коломенского земства за 1895-1903 годы, своими воспоминаниями поделились следующие товарищи: Ф.А. Шаруд а, Н.В. Шаруда, А. М. Столбов, С. А. Героев, Г.И. Кейда, Е.П.Бесфамильный, Гусева, А.П. Филатова, П. М. Мартынов, С.Е .Туркин, И.И. Медков, К. М. Свистунова , А.К.Носова.

Введение

Привлечение местного материала при изучении темы «Великая Октябрьская Социалистическая революция» имеет большое образовательное и воспитательное значение. На местном материале учащиеся наглядно убеждаются в том, что предпосылки буржуазно-демократической и социалистической революции в нашей стране создавались и вызревали повсеместно: ознакомление с конкретными событиями, с участием различных классов и групп населения и отдельных личностей в революционных событиях помогает создать глубоко осознанное представление об участии самых широких масс трудящихся в борьбе за власть Советов.

Изучение революционных событий в сельской местности позволяет конкретно выяснять сущность и проявление классовой борьбы в деревне, руководящую роль рабочего класса в его союзе с трудящимися крестьянами, жизненную необходимость проведения в деревне генеральной линии коммунистической партии, направленной на преодоление капиталистических отношений и построении Социализма. Учителя и учащиеся Малинской средней школы №1, готовясь к 50-летию великого октября, в течение двух последних лет собирали материал, и теперь предоставляется возможным изложить его по порядку и обобщить.

Cобственно о селе Малино и 2-х ближайших к нему селах нам удалось извлечь лишь немногочисленные данные из краеведной литературы и архивных материалов. Главным источником послужили рассказы старожилов, в том числе активных участников революционных событий. Несмотря на значительную проведенную работу по сравнению и уточнению воспоминаний старожилов, они, к сожалению, не могут претендовать на абсолютную точность и полноту. Для наших краеведов остается еще большая работа по восполнению пробелов в списании событий и уточнению отдельных фактов.

Село Малино и его окрестности до революции

Малино - старинное торговое село. Оно было центром Малинской волости на крайнем западе Коломенского уезда Московской губернии. В состав волости, кроме села Малино, входили следующие селения: Белыхино, Борзецово с Рождественским погостом, Дубнево, Карпово, Клиново, Колюпаново, Марьино, Владимирово, Нефедьево, Николо-Тетели, Новоселки, Сотниково, Фоминка, Харино. По территории Малинская волость была наименьшая в Коломенском уезде.

Однако, Малино было не только центром земского (выборного) волостного управления. Одновременно Малино было центром Малинского стана - более крупной территориальной единицы полицейского управления. Стан возглавляли: становой пристав, назначаемый свыше царской властью, и земский начальник, избираемый местными помещиками-дворянами. В состав Малинского стана входили 5 волостей: Верховлянская, Глебовская (с центром в с. Хонятино), Куртинская, Малинская, Meщеринская. Малинский стан простирался с севера на юг на 40 км., от с Б .Алексеевское на р. Северка до дер. Хочемы в 5 км. от р. Оки.

Становой пристав проживал на 2-м этаже дома, принадлежавшего торговцу Волдину, половину нижнего, кирпичного, этажа занимало помещение для присутствия урядников, казаков, стражников. В другой половине нижнего этажа окна были загорожены железной решеткой. Там была арестантская (каталажка). Теперь этот дом занят Малинской средней школой №1.

Земский начальник проживал в двухэтажном доме, принадлежавшем купцу Шигаеву. В этом доме в 30-50 годах помещался районный радиоузел.

До отмены крепостного права в 1861 году все крестьяне на территории Малинской волости и Малинского стана принадлежали помещикам-дворянам. Кроме торговли, в окрестностях Малино издавна развивалась капиталистическая мануфактура. Не смотря на крепостной гнет, началось классовое расслоение крестьянства. Еще задолго до отмены крепостного права в с. Мещерино выросла крупнейшая в московской губернии ткацкая мануфактура братьев Ермаковых, вышедших из местных крестьян. Видимо, до отмены крепостного права возникли и более мелкие ткацкие предприятия в селениях Хомутово,

Карпово, Большом Лупаково. Возможно, что это были лишь отделения более крупных купеческих мануфактур. В с. Б. Алексеевское предприятие мануфактурного типа по изготовлению одеял существовало до революции. После революции на его базе была создана артель "Пальщинский ткач", просуществовавшая до 1943 года. До 1861 года на купцов Ермаковых работали по вольному найму около 4 тысяч крестьян селений Мещерино, Боброво и многих других в округе сел. Являясь одновременно крепостными крестьянами графа Шереметьева и других феодальных владельцев, крестьяне должны были половину своего заработка отдавать помещику в виде денежного оброка. Крепостничество ложилось двойным гнетом на крестьян, вынужденных работать на двух эксплуататоров, оно мешало и капиталистам покупать более дешевые руки.

Отмена крепостного права создала более благоприятные условия для развития капиталистического производства. Мануфактуры стали быстро перерастать в фабрики с использованием механической силы паровых машин и других механических двигателей. Однако, такое перерастание мануфактур могло происходить при наличии железных дорог или водных путей сообщения для подвоза угля и др. Автомобильного транспорта в то время не было.

На тяжелых суглинках Коломенского уезда грунтовые дороги в ненастную погоду становились не проезжими. Чтобы попасть в Коломну, малинцы предпочитали в плохую погоду ехать через Москву по ж.д. от ст. Михнево, чем прямо через с. Субботово. Булыжное Малинское шоссе от Коломны было доведено лишь до Субботово (20 км. от Малино). До революции булыжное шоссе было проведено от Малино до Михнево. Экономические связи всей западной части Коломенского уезда производились через р.-Уральскую ж. д. Когда проводилась эта дорога, в 1893 году от Москвы до Павельца, Малинские мясоторговцы препятствовали проведению ж. д. через Малино, боясь потерять выгоды местного рынка. Таким образом, мануфактурные предприятия в окрестностях Малино, не имея выгодных путей сообщения, не смогли перерасти в фабрику, не выдержав конкуренции с машинным производством. Почти все они прекратили свое существование во время экономического кризиса начала ХХ века. Ермаковы свои предприятия перевели в г. Вышний Волочек и в другие более удобные места. Зато быстро росло машинное производство в местах, получивших надежные пути сообщения: в окрестностях Коломны, в поселках Озеры и Воскресенск.

Рост населения в них сопровождался уменьшением сельского населения. Правда уйти совсем из деревни крестьянству было трудно: общинные наделы нельзя было продавать.

Помещики при освобождении крестьян урезали крестьнские наделы, но сохранили общинное землепользование, чтобы привязать нуждающегося, закабаленного крестьянина к земле, к помещику. Этим объясняется, как отмечал в то время В.И.Ленин, что крупнейшие предприятия часто возникали в сельской глуши.

«Значительное количество сельских фабричных центров образовали крупные горные и металлургические заводы: Коломенский (в Боброве), Юзлвский, Брянский и пр.». (Ленин собр. соч. изд.4, т.3, стр.451). “...перенесение фабрик в деревню показывает, что капитализм преодолевает препятствия, которые ставит ему сословная замкнутость крестьянской общины, извлекая для себя даже пользу из этой замкнутости. Если устройство фабрик в деревне представляет немало неудобств, зато оно обеспечивает дешевого рабочего. Мужика не пускают на фабрику .Фабрика идет к мужику». (Ленин, там же, стр. 459).

В силу указанных причин большинство рабочих на Коломенских предприятиях было из крестьян окружающих селений, много из них были «пролетариями с наделом». Многие крестьяне из окружающих Малино сел работали в Коломне. Но самих малинцев в Коломне работало мало. Так как Малино было торговым селом, то большинство крестьян уходило работать в Москву "по торговой части", главным образом мясниками.

Рабочие Коломенских машиностроительных заводов принадлежали к Передовой части российского пролетариата. Они активно участвовали в революции 1905 года. В Коломне был создан в то время один из первых в стране Совет рабочих депутатов. Совет во главе с токарем Д.Зайцевым руководил стачечной борьбой рабочих и помогал крестьянам в борьбе против помещиков.

Социал-демократическая организация в Коломне по своему составу была в основном большевистская. Из среды коломенского пролетариата вышли такие видные революционеры-большевики как, З.Я.Литвия-Седой, руководивший штабом боевых дружин на Пресне в декабре 1905 года. Многих рабочих они хватали без разбору, об одном факте зверства рассказывал Г.И.Кейда, партийный работник первых лет Советской власти в Малинской волости. Его дядя, рабочий Коломенского завода А.М.Стопчик и сын квартирохозяйки подросток Плотников в день арестов шли через ж.д. переезд у ст. Голутвин. Патруль гвардеец окликнул: «Что здесь шатаетесь? Или не знаете, что в Коломне объявлено военное положение?». «А чем вы его объявили, штыками да пиками?» - возразил подросток. Этого было достаточно для ареста подростка и взрослого рабочего.

Во время обыска на конспиративной квартире большевика Дорфа каратели захватили список социал-демократической организации. В списке было имя брата Алексея - Василия Стопчика. На другой день пришел старик-отец к полковнику Риману и объявил ему, что сын Василий – «сосиал-макарт» - ушел за реку, а Алексей невиновен. «Давай нам сюда, дед, и «сосиал-макарта», арестованных же мы не отпустим», - ответил палач Риман. А.М. Стопчик и подросток были расстреляны.

В деревне тем временем все более углублялось классовое расслоение крестьянства. В условиях самодержавия и пережитков крепостничества в деревне, кулацкая верхушка все более сближалась с помещиками, а крестьянская беднота стремилась к союзу с рабочим классом.

Крестьяне в Малинской волости, как и повсюду, были освобождены от крепостного права таким образом, что владели лишь урезанным наделом, не были лишены пастбищ, прогонов для скота, лесосеки. Привязанный к земле общинным землепользованием, крестьянин в то время не в состоянии был самостоятельно, независимо от помещика, вести свое хозяйство. Поэтому во всех селах процветали различные виды отработок, кабальной аренды крестьянами помещичьей земли.

От деревни Карпово до села Марьинки на р.Северке, более 15 км. В длину протянуты были с древних времен владения помещика Бyтурлина. Крестьяне с.Старое арендовали у помещика 300 десятин пахотной земли и выгон для скота на кабальных условиях отработок. Крестьяне соседней деревни Хомутово арендовали 200 десятин. Так же поступали крестьяне многих других сел, если они не лишились лошади и не уходили работать в город. За арендованную землю крестьян все лето работали на помещика, не получая никакой денежной оплаты. Лишь в горячую пору уборки урожая помещик давал на вино или давал готовое угощение. Крестьяне косили и возили хлеба, работали на молотилке, косили траву и ставили стога сена, работали в лесу по заготовке дров и т.д.

Однако, полукрепостнические формы эксплуатации крестьян постепенно изменялись капиталистическими путем мучительного разорения крестьян, перехода значительной части помещичьей земли в руки кулаков и применения в с/х вольнонаемного труда.

Богатая верхушка с. Малино раньше других стала приобретать помещичьи земли в частную собственность. Село Малино и некоторые окружающие селения - Владимирово, Марьино, Нефедьево, Харино во все времена до отмены крепостного права принадлежали или царскому дому или крепостным и знатным землевладельцам. Во время отмены крепостного права их владельцем был князь Гагарин. Он, как и все помещики, урезал крестьянские наделы, лишил село выгонов для скота. Даже базарная площадь посреди села принадлежала помещику. Сборы по 10 коп. с каждого торгующего места на базаре приносили помещику большие доходы, но были разорительны для крестьян. Крестьяне путем самообложения собрали большую сумму денег, чтобы купить у помещика базарную площадь и выгон для скота. Произвести покупку уполномочили местного старшину Павла Петровича Кулакова. Проведя с участием юриста купле земли, Кулаков П.П. оформил документы нового владельца земли на свое имя. Таким образом он обманул односельчан, сказав, что на общество юрист не хочет оформить документы, общество безлико. Став владельцем базарной площади, Кулаков вскоре стал производить с торгующих сборы в свою пользу и быстро разбогател.

Двоюродный брат П.П.Кулакова Николай Захарович Кулаков приобрел в Малинской волости и за ее пределами у помещиков до 3000 десятин лесов и сенокосов. Он продолжал эксплуатировать крестьян теми же методами, как раньше помещики. Крестьяне ставили ему в лесах саженные дрова, а себе за работу брали «костры» из «макух». Крестьяне ставили ему стога на сенокосах за право пользоваться выгоном и отавой.

К 1917 году все земли князя Гагарина в Малинской волости перешли к новым владельцам - кулакам. Весной 1918 года было конфисковано у частных владельцев около 2000 десятин земли, из них лишь 235 десятин принадлежали дворянину Беляеву в с. Борзецово, остальные 1500 десятин – кулакам (наиболее крупные владельцы Коченовы в Новоселках - 450 десятин, Ситяева М.С. в Фомино - 380 десятин, Соколов Н.А.в Дубнево - 280 десятин, Семенов Ф. - 80 десятин, Кошырин в Клюпаново - 59 десятин).

На другом полюсе происходила пролетаризация крестьянской массы. Отчеты Коломенского земства в конце ХIX века - начале XX века дают большой материал о повсеместном разорении крестьян.

Количество безлошадных крестьянских дворов

Волости

1894 год

1899 год

Малинская волость
Мещеринская волость
Глебовская волость

64
-
316

363
472
303

Итого по трем волостям Малинского стана

380

1138

Безлошадный крестьянин не мог продолжать работать на помещика бесплатно, на условиях кабальной аренды. Земства и дареное правительство поощряли предоставление мелкого кредита крестьянам для восстановления тягла. Но в условиях господства помещиков и капиталистов, живших эксплуатацией крестьянской бедноты, предоставляемый на очень тяжелых условиях мелкий кредит приводил к еще более быстрому и окончательному разорению крестьян. Для бедноты кредит был слишком дорог потому, что она не могла внести паевые взносы в кредитное товарищество, поэтому сумму пая тут же опять-таки приходилось брать в кредит и за это платить дополнительные проценты. Не имея своих капиталов, кредитные товарищества всецело зависели от банков, предоставлявших ссуду за очень высокий процент. На этих ссудах, т.е. на разорении крестьянской массы наживались банкиры - российские и иностранные капиталисты и кулаки. Последние с выгодой для себя пользовались мелким кредитом. Через подставных лиц им удалось получить крупные суммы в кредит, покупать землю, машины.

Бедняка разорял прежде всего свой односельчанин - кулак. Можно сказать, что в деревне в настоящее время происходит распродажа беднейшими хозяевами своего имущества, которое вместе с владельцами в качестве кабальных людей сосредотачиваются в руках кулаков - ростовщиков. (Отчет Коломенского земотдела за 1901 г).

Формы закабаления бедноты кулаками были самые различные. Кулаки нанимали лишенного средств к жизни бедняка еще зимою на летние работы, на кабальных условиях. Зимний наем на полевых работы был в 2-3 раза дешевле летнего найма, когда была нехватка рабочих рук. Чтобы расплачиваться с долгами и недоимками, бедняк продавал свой хлеб за бесценок сразу же после урожая, а зимою и весною покупать тот же хлеб по цене вдвое более дорогой. Таким скупщиком осеннего деве в ого хлеба и продавцом дорогого весеннего хлеба в Малино был хлеботорговец Смирнов. Страдая от бескормицы, бедняки отдавали свои скот исполу на прокорм, т.е. весною получали половину отданного зимой на прокорм скота. Возвращая кулаку долг, бедняки часто не получали обратно долговых расписок, и с них повторно взималась кулаками задолженная сумма через суд.

В годы, предшествовавшие революции, большая часть крестьян с. Малино была безлошадной. Свою надельную землю они, как правило, не пахали, было много залежей, «облогов», с которых косили сено. Дома, в своем хозяйстве, оставались работать женщины, а мужчины в большинстве уходили работать в Москву «по торговой части». Заработная плата продавца в частном магазине рыла небольшой, 7-8 рублей в месяц на скудных хозяйских харчах. Большинство мужчин из д. Карпово работали в Москве портными. В соседней деревне Бабеево Жилевской волости Серпуховского уезда была артель краснодеревщиков. Их кустарная работа дополняла фабричное производство в Москве: изготовляли деревянные ящики для граммофонов, металлический механизм которых изготовлялся на капиталистическом предприятии в Москве. Кустари страдали от уменьшения заказов, от безработицы.

Тяжела была жизнь крестьянина, остававшегося в деревне работать на помещика, но еще более тяжелым были условия жизни батраков, пришедших из других мест и нанявшихся работать к кулаку или к помещику .Заработная плата их составила не более 5-7 рублей в месяц, а тяжелая работа от зари до зари. Таким батраком был, например, Мартынов П.Н. До революции он работал у помещика Беляева в Б-Алексеевском, Козыревой в Благовском.

Подавив революционное движение в 1905-1907 гг., помещики и капиталисты еще более усиливали эксплуатацию рабочих и крестьян. Крупнейшие предприятия объединялись в монополистические союзы .Бывшие феодальные владельцы становились владельцами акций.

У Малинских скототорговцев-барышников было стремление захватить местный рынок. Молчанов, Андрианов, Шигаев и другие скупщики скота сначала вместе обходили базар, определяли количество и качество выведенного для продажи скота. Затем собирались в чайной Андрианова или Молчанова и договаривались о цене, дороже которой не платить. Договаривались и о том, кто сколько голов закупит, иногда эти квоты (доли закупки) разыгрывались по жребию. При нарушении кем-либо из барышников сговора дело доходило до мордобоя.

Развитие капиталистической промышленности и торговли требовало грамотного рабочего. Земские органы в начале ХХ века ставили вопрос о введении в московской и Петербургской губерниях всеобщего начального образования. В 1913 году в Малино было закончено строительство двухэтажного здания двухклассной земской школы. Почти все дети в с. Малино поступали учиться в первый класс. До второго класса учились все. Обучившись чтению, письму и счету, усвоив таблицу умножения, устный счет в пределе 100, большинство детей прекращало посещение школы. Мальчики устраивались учениками по будущей специальности. Вначале классы были переполненными - по 45-50 человек, в 3-м классе оставалась половина, в 4-м -12-15 человек, гл.образом из богатых семей. В 5-6 классах (Ранее называли - пятая в шестая группа второго класса) училось тоже по 10-12 человек в каждом классе.

Кроме школы, в начале ХХ века земство построило в Малино на 24 койки. Заведовал больницей врач, активный земский деятель Борис Афиногенович Брушлинский.

В 1907 году в Малино была построена земскими органами бойня, обслуживающая интересы мясоторговцев.

В Малино не было крупных предприятий, не было необходимой базы для рабочего движения и возникновения большевистской организации. Местная интеллигенция в своем большинстве была увлечена либеральными идеями. Лучшие демократически настроенные учителя Малинской средней школы преследовались самодержавием.

На уроке в 4-м классе дети спросили у учительницы Второвой Варвары Ильиничны, что такое республика. Учительница ответила, что это государство, выбранное народной властью.

-А что лучше: царская власть или республика? - спросили дети. Учительница ответила, что республика лучше. На учительницу Второву и учителя Николая Николаевича Абрамова Харинский староста Петухов и другие кулаки донесли приезжавшему в село Московскому генерал-губернатору Джунковскому. Генерал-губернатор предписал обоих учителей уволить с работы. Все это произошло в 1906 году.

Противодействуя монополизации местного рынка частными торговцами, передовая часть интеллигенции и трудового населения в 1908 году занялась организацией кооперативного общества потребителей. Активную роль в организации общества играл Б.А. Брушлинский, агрономы Рукавишников и Шлыков, учительница Хаборская (Шаруда) Надежда Владимировна, с 1911 года - молодой учитель Шаруда Федор Александрович. Они же активно участвовали в работе Бабеевского кредитного товарищества.

Бабеево было удобным местом для либеральных, а иногда и для революционных бесед, т.к. находилось вне зоны действия малинского станового пристава. Там часто собиралась интеллигенция окрестных сел. Счетоводом кредитного товарищества одно время работал учитель Теремцовской школы Александр Павлович Озеров, занимавшийся подпольно революционной деятельностью. В 1905 году у него был обыск, но он заблаговременно получил сигнал и успел сжечь революционные брошюры. Он был знаком с братом В.И. Ленина Д.И. Ульяновым, работавшим в то время врачом в Липитинской больнице. Через Озерова интеллигенция Малино знакомилась с революционными идеями.

В годы первой мировой войны в Малинской школе был организован госпиталь. Большую работу по его организации, подготовке медсестер провел Б.А. Брушлинский. В то время он был убежденным сторонником ведения империалистической войны, активным деятелем кадетской партии. Как врач он обладал высоким чувством профессионального долга, в любую погоду приходил на помощь к больным, оказывал им личную материальную помощь.

В условиях империализма и мировой империалистической войны в 1914-1918 гг. обострились все противоречия капитализма. Гнет помещиков и капиталистов становился невыносимым, в широчайших массах росла ненависть к царизму, к грабительской кровавой войне.

Повсеместно созревали предпосылки двух революций: буржуазно-демократической – против самодержавия и пережитков крепостничества - и социальной - против империализма и капитализма. Рабочие городов, солдаты с фронта несли в деревню революционные идеи.

Буржуазия и помещики все более сливаются в один контрреволюционный лагерь. Последовательным вождем обеих революций выступает рабочий класс в союзе с крестьянством под руководством марксистско-ленинской партии большевиков.

Село Малино и его окрестности в 1917 году

Дни свержения самодержавия были ярким событием в с. Малино. На несколько дней прекратилось поступление газет. Встревоженное население ходило на почту за новостями.

Однажды в самых первых числах марта вышел из помещения телеграфа почтовый начальник с красной повязкой на рукаве и зачитал сообщение об аресте царя и объявление в стране политической свободы. Прогрессивная интеллигенция села, демобилизированные солдаты, приехавшие из Москвы рабочие первыми вышли на демонстрацию с красными знаменами. Перед всеми встал вопрос, а что делать с нашими властями?

В ближайшее воскресенье была еще большая по многочисленности народа и организованности демонстрация с красными знаменами и пением революционных песен. Bсе направились к дому станового пристава Громаковского. Пристав вышел из дома с поднятыми руками и сказал: «Сдаюсь!». Его обезоружили крестьянин И.И. Медков и пом. волостного писаря А.М. Столбов. Было отобрано оружие у урядников и казаков. Казаки уже за несколько недель до того узнали, что их собратья в Петрограде и Москве перестали стрелять в рабочих и тоже стали плохо подчиняться приставу и урядникам. Они сами с удовольствием сдали винтовки, но сабли оставили при себе, как принадлежность казацкой формы. От станового пристава демонстрация направилась к земскому начальнику Пеньковскому. Он тоже без сопротивления сложил свои полномочия. По указанию свыше все представители царской администрации были арестованы, вывезены на станцию Михнево и переданы новым властям.

После свержения самодержавия стали легально проводить свою работу все политические партии. В стране установилось двоевластие. Буржуазное временное правительство не имело реальной силы, чтобы подавить революционное движение трудящихся, оно действовало методом обмана и обещания, не скупясь на слова о свободе и демократии. В Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов преобладали представители соглашательских партий меньшевиков и эсеров.Не искушенные в политике массы крестьян и остальной части рабочих поддерживали эти мелкобуржуазные партии, доверчиво относились к Временному правительству. Большевики только еще возвращались из ссылок и эмиграции, а некоторые большевики попали под влияние мелкобуржуазных взглядов на политику.

В селах, на предприятиях началась запись в политические партии. Особенно активно в эти дни действовала партия кадетов (конституционалистов-демократов). Это была партия империалистической буржуазии и либерального дворянства. Она стремилась спасти царскую монархию, лишь несколько ограничив ее конституцией в пользу буржуазии. Но чтобы усилить свое влияние на крестьянство и удержать его от борьбы против помещиков, царя и буржуазии, партия кадетов еще в 1905 году переименовалась в партию народной свободы, не изменив нисколько своей программы.

Кадеты распространяли свое влияние на интеллигенцию. Даже многие служащие Коломенского завода в первые дни после свержения самодержавия записывались в партию "народной свободы".

Мелкобуржуазные партии меньшевиков и вееров колебались между буржуазией и пролетариатом, между кадетами и большевиками.

Вместе с большевиками эсеры и меньшевики составляли революционно-демократический лагерь в буржуазно-демократической революции. Они более или менее последовательно боролись за свержение самодержавия и демократическую республику. В программе эсеров говорилось о конфискации помещичьих земель в пользу крестьянства. Больше вики в то время не отказывались от политического союза с партиями меньшевиков и эсеров, но при условии, что этот союз должен строиться на принципиальной основе защиты интересов трудящихся против помещиков и буржуазии. Такова была линия большевиков на мирное перерастание буржуазно-демократической революции в социалистическую. Благодаря усилению влияния большевиков в Советах, разоблачению и изоляции соглашательских лидеров и привлечению на свою сторону рядовых членов мелкобуржуазных партий, борьба за власть Советов могла осуществляться мирными средствами. Даже после июльских дней в дни корниловщины большевики не отказывались от коалиции с меньшевиками и эсерами, с левыми эсерами большевики сотрудничали в первые месяцы советской власти. Такая принципиальная политика большевиков на сплочение всех революционных сил способствовала освобождению масс от влияния соглашателей, сплочению их вокруг партии большевиков.

В ходе революции соглашательские партии лишились опоры в массах, рабочие и крестьяне порывали с соглашательскими партиями, а те кто не осознал своих ошибок, скатились в лагерь контрреволюции.

Среди крестьян села Малино и окрестностей в первые дни после свержения самодержавия преобладающее влияние имела партия эсеров. Активными ее деятелями были агроном Шлыков, волостной писарь Иванов В.

1 марта 1917 года на Коломенском паровозостроительном заводе собрался многолюдный митинг, на котором был избран Совет рабочих депутатов по норме 1 депутат от 100 человек в составе 105 депутатов. Второго марта был образован исполком Совета во главе с меньшевиком Чиркиным. Почти одновременно солдаты 198 пехотного запасного полка избрали Совет солдатских депутатов.

Испугавшись активности рабочих и солдат, местная коломенская буржуазия собралась на квартире головы городской управы и решила создать орган буржуазной власти. 3 марта в здании городской управы состоялось собрание местной буржуазии с представителями меньшевиков и эсеров. После горячих речей и приветствий в адрес Временного правительства был избран кадетско-меньшевистский уездный исполнительный комитет из 15 человек под председательством главврача Малинской больницы кадета Б.А. Брушлинского. Комиссар Московской губернии назначил Брушлинского комиссаром Временного правительства по Коломенскому уезду и Коломне. В исполнительный комитет был избран Коломенский купец первой гильдии В.Г. Фомин и другие представители буржуазии и буржуазной интеллигенции.

Буржуазный уездный исполнительный комитет в конце марта созвал съёзд крестьянских депутатов, на котором верховодили кадеты, эсеры и меньшевики. Была весенняя распутица, и многие западные волости не могли послать своих представителей на съезд. На съезде выступал Малинский делегат эсер Шлыков. Он сообщил, что Малинский комитет общества безопасности свои действия в пределах бывшего стана. Во всем районе были проведены выборы уполномоченных по одному от каждых 50 человек и по одному от каждой общественной организации и организаций: земской больницы, кооператива, потребительского общества, народного дома, учительского персонала, почты, духовенства. Был избран комитет из 9 человек, главная задача которого состояла в «поддержании спокойствия и порядка». Была введена милиция - от каждой волости по 2 человека, милиционеров набирали на волостных сходах. Выборы Малинской милиции проходили в помещении школы. Во главе милиции всего бывшего стана был поставлен сын священника учитель Лебедев Александр Николаевич. Ораторы меньшевики и эсеры призывали крестьян активно действовать против представителей старой власти, организовывать волостные комитеты. В то же время они призывали подчиняться новым "демократическим" властям в телеграмме на имя министра-председателя Временного правительства кн. Львова. Съезд выразил полное доверие и поддержку Временному правительству, съезд одобрил продолжение войны до победы над жестоким врагом, угрожающим нашей родине и нашей свободе.

В то же время съезд напомнил Временному правительству, что крестьяне требуют землю.

После возвращения Ленина из-за границы, его знаменитых апрельских тезисов и решений Всероссийской апрельской конференции большевиков повсюду, в том числе и в Коломне большевики повели решительную борьбу против буржуазного Временного правительства и соглашательства с ним. Возвратился из ссылки большевик В.Е. Левшин, член Московского окружного комитета РСДРП /б/.

Окружной комитет послал для партийной работы в Коломну Яна Яновича Грунта. Это был тактичный обаятельный человек, глубоко эрудированный пропагандист марксистско-ленинских идей, смелый, несгибаемый революционер, талантливый организатор. Официальная его работа в Коломне была в качестве инструктора Центросоюза. Нужно отметить, что в Центросоюзе у большевиков, видимо, были прочные позиции. Так, еще в 1916 году из Центросоюза в Малино приезжал лектор Петров - большевик. Левшин и Грунт повели борьбу за очищение Коломенской организации РСДРП от соглашателей-меньшевиков. Я.Я.Грунт был избран председателем Коломенского комитета РСДРП /6/. В.Е. Левшин - секретарем. В Коломне был открыт большевистский клуб «III-интернационал». После, в 1913 г.такие клубы возникли и на периферии уезда, в том числе в Малино. Рабочие Коломенских предприятий все более сплачивались вокруг большевиков, они дружно откликались на все события в центре.

Они провели стачку протеста против июльского расстрела рабочих Временным правительством.

В августе и сентябре 1917 года рабочие Коломны под руководством большевиков организовали тачки и митинги протеста против кадетско-октябристского государственного совещания в Москве и против корниловской контрреволюции. Меньшевики и эсеры удерживали рабочих от революционных выступлений, чем все более разоблачали себя в глазах трудящихся.

В дни корниловщины большевики повели среди рабочих запись в рабочую милицию и отряды Красной гвардии. В эти дни вступили в ряды красногвардейцев рабочие коломенского завода Ф.К.Агапов, М.К. Балабанов, Е. Н. Бесфамильный, посланные после победы Октябрьской революции в Малино для укрепления революционного порядка. Я.Я. Грунт, работавший в это время комиссаром Красной гвардии в Коломне, очень много сделал для политической и Военной подготовки красногвардейцев.

Перевыборы Советов рабочих и Депутатов в конце сентября дали большинство в Коломенском Совете большевики.

Б.А. Брушилинский еще во время майского кризиса Временного правительства был заменен на посту уездного комиссара меньшевиком Цоневым, после этого он под влиянием большевиков, будучи человеком близким к нуждам народа, прекратил сотрудничество с кадетами и посвятил себя только врачебной деятельности. При Советской власти ему было присуждено почетное звание заслуженного врача СССР. Он работал заведующим отделом здравоохранения Коломенского Учисполкома. Был расстрелян. Все члены партии кадетов были объявлены вне закона.

Как ужe отмечалось выше, в с. Малино в первые месяцы после свержения самодержавия преобладала партия эсеров. Немногочисленные большевитски настроенные люди были, главным образом, вернувшиеся с фронта солдаты или рабочие и торговые служащие из Москвы: матрос Александр Николаевич Кузнецов, служащий прилавка Иван Боголюбов, портной Александр Алексеевич Коровушкин (двое из последних из соседней деревни Харино), солдат из крестьян села Малино Рыбаков Алексей Гаврилович, пом. волостного писаря Столбов Алексей Михайлович, некоторые другие.

В августе 1917 года буржуазный Коломенский исполнительный комитет созвал уездное демократическое совещание для усиления работ среди населения в пользу Временного правительства и продолжения империалистической войны. В числе делегатов из с. Малино были учителя Дымарев Василий Кузьмич и Хаборская (Шаруда) Надежда Владимировна. Василий Кузьмич поехал в Коломну черев Москву. В Москве он зашел в обл. потребсоюз к знакомому малинцам большевику Петрову и стал беседовать с ним о политическом положении в стране. Петров был занят неотложными делами, оставил Дымарева одного в комнате, предоставив ему на 2 часа подборку большевистских газет, разоблачавших Временного правительство. Когда Петров освободился, Дымарев сказал ему: «Я не поеду в Коломну поддерживать антинародную буржуазную политику». Петров ответил: «Нет, ты должен поехать и рассказать там всю правду».

На совещании в Коломне Дымарев выступил против войны, разоблачал обман Временного правительства. Его выступление было поддержано многими Делегатами. Кадето-шовинистическая резолюция была провалена.

После Октябрьской революции В.К. Дымарев работал заведующим Коломенским уездным отделом народного образования.

В мае из Бабеево пришла в Малино Демонстрация крестьян с лозунгом на красном полотнище «земля и воля!». Этот народнический эсеровский лозунг находился в здании Малинской школы до середины 1918 года. Это говорилось о недостаточной политической грамотности первых коммунистов в Малино.

Село Малино и его окрестности в первые годы Советской власти

Рабочие и солдаты Коломны под руководством большевиков тщательно к захвату власти и свержению властей контрреволюционного Временного правительства. В.И. Ленин в августе 1917 года был делегатом на VI Съезде партии. Большевик С.В. Сарычев был избран делегатом на 2-м Всероссийском съезде Советов. 21 октября состоялся Коломенский уездный съезд Советов рабочих и солдатских депутатов, вынесший решение усилить подготовку к вооруженному выступлению. Был детально разработан план захвата учреждений местной власти, по получении телеграммы о революционном перевороте в Петрограде собралось экстренное совещание Коломенского Совета РПС депутатов, исполнительный комитет совета объявлен военно-революционным комитетом. Было выдано из запасов клуба «III-Интернационал» оружие красногвардейцам и местным партийным организациям. Комиссаром г.Коломны и уезда избрали Я.Я. Грунта. 23 октября в Коломне без кровопролития победила Советская власть. Председателем уездного исполкома был избран большевик Астахов.

В селах еще некоторое время продолжали существовать старые органы власти. На 22 декабря был назначен 2-й уездный съезд советов. К проведению съезда детально готовились как большевики, так и эсеровские организации уезда. Большевики выпустили и широко распространили в деревнях листовку, в которой говорилось: «Товарищи крестьяне! С горячим приветом обращаются к Вам рабочие и солдаты! Прошло уже почти 2 месяца с тех пор, как старое правительство, во главе которого стоял Керенский, фабриканты Коновалов, Смирнов и другие враги народа, изгнано восставшими рабочими и крестьянами».

Далее в обращении говорилось, за что было свергнуто Временное правительство: что оно ввело смертную казнь на фронте, затянуло до бесконечности кровавую бойню, вконец разорившую страну, за то, что посылало карательные экспедиции против крестьян, захватывающих помещичьи земли.

Ко времени 2-го уездного съезда советов большинство населения Коломны 2 уезда шло за большевиками, но у меньшевиков и эсеров сохранились еще стальные позиции, об этом свидетельствовали выборы в учредительное собрание, состоявшееся 12 ноября 1917 года. По городу и уезду за большевиков голосовало 23275 избирателей, за меньшевиков 5900, за эсеров 15510. Перед выборами в с. Малино и другие села приезжали из Коломны агитаторы-большевики, которые призывали голосовать за власть рабочих и крестьян, за мир, за землю. Нe смотря на все старания эсеров, большинство избирателей Малинской волости проголосовало за большевиков. За большевиков голосовали почти все женщины, принимавшие участие в выборах.

В дни подготовки и проведения 2-го уездного Съезда Советов большевистские агитаторы разъясняли крестьянам декреты Советской власти. Эсеры же в это время стремились восстановить крестьян против большевиков.

Лидер Коломенских эсеров Комиссаров, пользуясь правом председателя Земской управы, накануне съезда созвал специальное совещание крестьянских делегатов съезда, призывая их не идти в Боброво к рабочим депутатам.

На это совещание пришли из Боброво делегаты большевики И.У.Карасева, И.В.Бушуев и другие, они разоблачили эсеров и большинство делегатов-крестьян пришло на уездный съезд советов.

Купцы и обыватели г.Коломны в союзе с эсерами решили в день открытия уездного съезда Советов 22 декабря поднять мятежи в городе, используя трудность с продовольствием. Е.П.Бесфамильный, будучи в то время красногвардейцем в Коломне, услышал на улице от матери, возвращавшейся с базара, что красногвардейцев и других защитников советской власти собираются бить. Когда вернулись на квартиру, то увидели в комнате полный разгром. Однако, Егop Петрович поспешил на сборный пункт.

У здания УИсполкома собралась толпа. Матрос А.Буфеев разъяснял, что так хлеба не просят, что нужно спокойно обсудить и решить вопрос. В него начали стрелять из толпы и убили. Убили красногвардейца Лазарева, стоявшего на посту, члена исполкома Шкаликова. Но буржуазная контрреволюция была разгромлена. Жертвы этого мятежа и расстрелянные в 1905 году революционеры были похоронены на главной площади г.Коломны, переименованной в 1927 году в площадь двух революций.

В январе 1918 года начались выборы Советов в селах. Старые учителя Малинской школы помнят, как однажды пришел в школу большевик И.А.Коровушкин и сказал: «Пора и нам выбирать Советскую власть». По селениям были избраны делегаты на волостной съезд советов.

Первый исполком Малинского волостного совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов был избран в следующем составе: председатель - Романов Иван Сергеевич, крестьянин-середняк из д. Новоселки, члены исполкома Рыбаков Алексей Гаврилович -солдат из крестьян с. Малино, работавший ранее по найму в Москве, Самарин Николай Никитович - крестьянин-бедняк из д. Николо-Тители, секретарь - Столбов Алексей Михайлович, работавший до революции помощником волостного писаря.

Рыбаков Алексей Гаврилович в первое время руководил красногвардейской группой и первой Советской милицией в волости, упрочением революционного правопорядка. Вскоре с этой же целью был прислан из Коломны красногвардеец-большевик Ф.К.Агапов. Весной 1918 года возле сельской библиотеки проходил смотр лошадей. Один крестьянин заехал с повозкой на клумбу, Агапов отругал его за это. Местные кулаки использовали начавшийся шум, чтобы окружить и избить Агапова. Но подоспевший вовремя А.Г.Рыбаков с крестьянами и с бедняками не допустили избиения.

Самарин Н.Н.заведовал земельным отделом Волисполкома. Под его руководством проходила опись и конфискация земли и имущества частных землевладельцев.

Столбов А.М. детально изучал все декреты и распоряжения вышестоящих органов Советской власти и неустанно проводил обучение и инструктирование Советского актива, организовывал новое делопроизводство Волисполкома и сельских советов.

Свергнутая буржуазия не теряла надежды на уничтожение Советской власти. Кулаки и частично торговцы не хотели продавать рабочим по твердой цене продовольствия. Они прятали запасы, спекулировали на черном рынке, не теряя надежду задушить Революцию костлявой рукой голода. Обострялась классовая борьба в городе и деревне. Свергнутая буржуазия оставалась еще сильной. В ее руках были деньги, связи, опыт управления. Продовольственные и другие комитеты Советской власти часто действовали неумело и слишком мягко по отношению к буржуазии.

Вопрос об обеспечении продовольствием рабочих, транспорта и предприятий топливом не сходил с повестки для Коломенского уездного Исполкома.

Государственных запасов на складах часто не хватало для обеспечения скудного рабочего пайка. Были случаи, когда на целую нeделю прекращался отпуск продуктов по карточкам. Рабочие коломенских заводов кооперировались с рабочими предприятий Москвы и Московской губернии. При этом коломенцы ремонтировали паровозы и подвижной состав, обеспечивали поезда бригадами обслуживания. Предприятия других городов выделяли мануфактуру и другие продукты ширпотреба. Иногда эшелоны с хлебом вывозили из мест, где рыскали белогвардейские банды, и с ними приходилось выступать в перестрелку.

В архиве Коломенского уезда сохранился текст речи или обращения, написанного в начале июня 1918 года. Это обращение направлено к работникам продовольственных комитетов и других органов Советской власти в городе и уезде ко всем сознательным рабочим, крестьянам-беднякам, ко всем, кому дороги интересы социалистической революции. Оно призывает усилить борьбу против буржуазии города и деревни.

В обращении говорилось:

«Товарищи! В настоящий момент мы бездействуем. Несмотря на то, что мы живем в социалистической советской республике. Несмотря на существующую на словах диктатуру пролетариата, мы все же видим в хвостах и передних различных комитетов ту же беспросветную бедноту, которая, выбиваясь из сил, страшась перспективы голодной смерти, ищет выход из заколдованного круга часто не там, где следует и почти всегда безрезультатно и, не встречая помощи, уходит к голодным детям, озлобленная на весь мир, а больше всего на комитеты. И беднота права, она вправе требовать от нас помощи, она видит, что голодают далеко не все, она не находит в передних и очередях буржуазию, которая несмотря на революцию, не смотря на диктатуру голодающего пролетариата, к стыду нашему до сих пор имеет возможность сытно и вкусно питаться. Товарищи! Беднота изнемогает, буржуазия сыта. Эти слова должны нас неотступно преследовать».

В конце обращения сказано:

«Товарищи! Момент настал. Пора лишить буржуазию ее продовольственного положения, пора дать буржуазии почувствовать на своем горле ту костлявую руку голода, которой она собиралась удушить пролетариат. Надо бить врага тем же оружием, которое он готовит нам, и на этом пути мы не будем одиноки, за нами беднота. Да здравствует продовольственная диктатура!».

В письме к Питерским рабочим «О голоде» В.И. Ленин говорил:

«Либо сознательные передовики-рабочие победят, объединив вокруг себя массу бедноты, установив железный порядок, беспощадно-строгую власть, настоящую диктатуру пролетариата, заставляет кулака подчиниться, водворяя правильное распределение хлеба и топлива в государственном масштабе: либо буржуазия при помощи кулаков, при косвенной поддержке бесхарактерных и путанных людей (анархистов и левых эсеров), сбросит Советскую власть и водворит русско-немецкого или русско-японского Корнилова» (Ленин, соч., издание 4-е, т. 27, стр.358).

11 июня 1918 года ВЦИК и Совнарком издали написанный Лениным декрет «Об организации и снабжении деревенской бедноты. Декрет обязывал сельские и волостные советы, сельские партийные организации немедленно создавать в селах комитеты бедноты выборов этих комитетов бедными и не эксплуатирующими чужого труда крестьянами. Там, где состав сельских Советов кулацкий, беднота призывалась комитеты создавать по своему почину.

В деревню посылались продовольственные реквизиционные отряды из наиболее честных, сознательных рабочих. Опираясь на деревенскую бедноту, они находили и реквизировали спрятанный кулаками и спекулянтами хлеб и другие продукты. Классовая борьба в деревне в высшей степени обострилась. По стране прошла волна кулацких восстаний, мятеж левых эсеров против Советской власти. Со времени организации комбедов и решительного подавления кулачества Советская власть в деревне приобрела последовательно социалистический характер, полностью стала осуществлять диктатуру пролетариата. В это время в деревне стал осуществляться лозунг: «Кто не работает, тот не ест».

Выборы комбедов проводились повсеместно. В архиве коломенского УИКа сохранился полный список членов комбедов Beрховлянской волости в следующем составе: В. Крылов - село Захарово, И. Белашов - с. Захарово, С.Ф. Саламатин - д. Дорки, К. Воробьев – д.. Писарево, С. Белов – д. Коледино, Е. Шумов - д. Медведево. Далее следуют фамилии сельских комбедов, всего 38 человек.

Председателем Малинского волостного комитета бедноты был избран крестьянин-бедняк из д. Белыхино Гусев Иван Иванович. Это был человек, чуткий к нуждам бедноты, оказывал помощь детям бедняков и красноармейцев. Секретарь Малинского волостного президиума Прозоров Александр Иванович был одновременно и секретарем Волостного Комитета бедноты. Председателем Малинского сельского комитета бедноты мал и иск ой волости был избран Боголюбов Иван Ильич - крестьянин-бедняк, до революции работавший в Москве продавцом в мясном магазине.

Комитеты бедноты составляли подворные списки продразверстки, штрафовали спекулянтов, отбирали у кулаков излишний скот и инвентарь, делили сенокосы. Отобранный у кулаков инвентарь распределяли среди бедняцких хозяйств, помогали продотрядам и уполномоченным по заготовкам отправлять продукты государству. Летом 1918 года в Малино работал уполномоченным Коломенской УЧК Петровский Петр Ильич, рабочий Коломенского завода.

Вместо Ф.К.Агапова Летом 1918 года были присланы работать в Малинскую милицию коломенские рабочие-красногвардейцы Бесфамильный Егор Петрович, Скотников, его брат, в то время работал начальником милиции в Коломне, Бабушкин. На должность начальника Малинской участковой милиции в то время был прислан рабочий Коломенского завода, коммунист Балабанов Михаил Кириллович. Сфера деятельности Малинской участковой милиции распространялась в то время на территорию бывшего стана.

Весной 1918 года бывшие Малинские мясоторговцы продолжали нелегально скупать скот и продавать мясо по спекулятивным ценам. Для убоя скота они продолжали пользоваться бойней. Летом была полностью запрещена частная торговля хлебом ,мясом и другими видами продовольствия. Все излишки должны были сдаваться государству по государственным ценам. Однако 14 августа малинские барышники В.И.Шигаев, А.П.Ерасов, М.П.Свистунов, И.М.Петухов закупили по нескольку голов скота, забили его на бойне и собирались отправить в Москву на черный рынок, но по сигналу комитета бедноты были задержаны членами контрольной коллегии Коломенского продотдела Ниловым и Чернятиным. Мясо было конфисковано, частью сдано в больницу, частью в местную кооперацию.

В сентябре 1918 года по представлению Малинского волостного комитета бедноты и волисполкома был составлен список местной буржуазии для привлечения к трудповинности. В список были включены 30 человек ,среди них М.К.Курносов, О.В.Курносова, А.И.Сахаров, А.Е.Капырин, В.И.Кулаков, А.П.Ерасов, М.Т.Молчанов, В.И.Шигаев и др.

13 августа (нов.стиль) 1918 года в Коломне состоялся уездный съезд комитетов бедноты. Делегатами от Мaлинской волости И.И.Гусев, И.И.Боголюбов, С.Н.Чебышев и А.И.Прозоров и др. На съезде обсуждались следующие вопросы:

1.Этапы русской революции и борьба с помещиками и кулачеством в деревне.

2.Инструктаж организаций комитетов бедноты.

3.Отношение комбедов к сельским и волостным советам.

4.Доклады с мест

5.Выборы уездного комитета бедноты.

6.Выборы на губернский съезд комитетов бедноты. vОднако не во всех волостях комбеды были организованы одновременно, и не одинаково активно действовали. Длительное время тянулась у исполкома переписка с Глебовским Волисполкомом по поводу организации комитетов бедноты. В этой волости было сильное влияние эсеров, тормозивших организацию бедноты.

Осенью 1918 года происходили перевыборы сельских и волостных советов. Из советов изгонялись кулацкие элементы, происходило слияние Советов с комбедами. Упрочнялся союз рабочего класса с крестьянином-сотрудником. Так в д.Фомино был исключен из Совета Шеманов, а на его место избран Г.Ф.Соловьев, в д.Харино был исключен A. Пpозоров, избран Коровушкин.

VIII Съезд партии, собравшийся в марте 1919 года, наметил линию партии и рабочего класса на прочный союз с середняком, который после разгрома кулачества стал ближе к рабочему классу, на усиление партийной работы в деревне.

Коломенский уездный комитет партии организовал в конце 1919 года - начале 1920 года шестимесячные курсы секретарей сельских партийных ячеек. Руководителем был Я.Я.Грунт. После окончания курсов на партийную работу в Малинскую волость был послан молодой коммунист Григорий Иосифович Кейда. Служащий Коломенского завода, он до того времени не знал деревню вообще и не знал дорогу в Малино. Добирался на перекладных подводах в течение двоих суток. Г.И.Кейда был одновременно прислан в Малино и в качестве чрезвычайного уполномоченного по мясозаготовке и хлеборазверстке , в его мандате значилось ,что «по долгу своей службы» он имел право пользоваться всеми видами транспорта вплоть до ж.д.составов. Его полномочия распространялись на 4 волости: Малинскую, Мещеринскую, Глебовскую, Куртинскую.

По сдачи продуктов он был подчинен Михневскому райпродкому, находившемуся на территории Серпуховского уезда. Приехав в Малино, Г.И.Кейда получил комнату в доме купцов Андриановых. Весь состав волисполкома в то время был беспартийный. A.M.Столбов к тому времени был переведен на работу в Московский областной суд, A.Н.Кузнецов ушел в Красную Армию, А.А.Коровушкин тоже был в Красвой Армии командиром пулеметной роты, погиб на Колчаковском фронте.

Председателем волисполкома в 1920 году работал Кучеров Василий Петрович из д.Борзецово (крестьянин), ходил он в то время в опорках, подпоясанный тонким ремешком, Малюсов Михаил Николаевич, крестьянин с.Малино в Совет был избран еще осенью 1918 года и с тех пор переизбирался, он был человеком культурного взгляда и работал зав.волоно. Поеев Алексей Михайлович был зав. Земельным отделом, секретарем исполкома работала Ситина Надежда Александровна, имевшая среднее образование, она вела все делопроизводство.

Единственным членом партии в селе был начальник милиции М.К. Балабанов .В то время волисполком находился в двухэтажном доме возле трактира Молчанова, а милиция была в доме Курносовых. У Балабанова была привычка: прежде чем приходить в милицию, он заходил в волисполком и давал задания, что делать членам исполкома. Присмотревшись к этим порядкам, Г.И.Кейда начал организовывать работу по-новому. Он видел, что у власти рабочих не было недоверия работникам исполкома. В беседе с Балабановым он задал ему вопрос: «Как ты относишься к работникам исполкома? Можно ли доверять, или их следует гнать?». Оказалось, что им можно и нужно было доверять. Грубое отношение Балабанова к членам исполкома прекpaтилось. В. П. Кучеров был принят в члены партии.

М.К.Балабанов был правдивым и очень честным человеком, неустанно боролся с контрреволюционерами, спекулянтами, бандитами. Один случай его честности запомнился Г.И.Кейда. В декабре 1921 года приехал из плавмилиции Балмонт проверить работу милиции. В то время вся милиция с. Малино имела очень скудный паек, 14 фунтов муки в месяц. Получая ответственный паек, а иногда премию хлебом, Кейда поддерживал своим пайком милиционеров. Ко времени приезда Балмонта, к сожалению, все было съедено. С трудом достали буханку хлеба и несколько ландринок. Начальник Балмонт сказал Балабанову: «Так жить нельзя! Нужно создавать себе более жизненные условия. Мы с вами партийные, а вот наши жены... Скоро рождество, они требуют, а у вас ведь есть бойня, можно сколько-то и себе выделить . Балабанов послал человека к зав. бойней и просил, что, если можно, то отпустить Балмонту мяса. Зав. бойней Сергей Миxaйлович «устроил» начальнику полтуши барана. Этот поступок начальника очень волновал Балабанова. К вечеру этого дня, когда Кейда вернулся из поездки на периферию, он застал Балабанова крайне взволнованным, расхаживающим по своему кабинету. «Сергея Михайловича арестовал, он хотел дать мне взятку!». Оказывается, что зав. бойней тяжело переживал лишения Балабанова и его коллег и принес им тоже для супа кусок баранины. Балабанов крайне возмутился и посадил Сергея Михайловича вместе с куском мяса в подвал. Кейда начал успокаивать Балабанова: «Во-первых, это не взятка – он сказал – взятку сегодня повезли в чемодане. Человек хотел Вас поддержать в крайне тяжелом положении. А потом, опечатал ли ты бойню? Ведь теперь же в бойню могут зайти и взять несколько туш». Доводы Кейда подействовали. Балабанов выпустил из-под ареста Сергея Михайловича, но мясо велел отнести назад. Сергей Михайлович не обижался на арест и очень уважал Балабанова.

Г.И.Кейда много помогал школе в налаживании культурно-просветительной, политико-просветительной работы. К сожалению, вскоре после его приезда в здании школы произошел пожар от неосторожного обращения с огнем во время приезда культбригады из Москвы. Временно пришлось занимать под школу другие помещения. В строительстве советской школы много энергии проявили Ф. A.Шаруда, бывший в 1918 году на курсах наркомпроса в Москве, Поспелова А.С. и другие.

Первым активным комсомольцем с. Малино был Конкин, отправленный в 1923 году на курсы летчиков. Затем секретарем первой комсомольской организации волости был Володин Павел, крестьянин-бедняк, сын уборщицы школы. Первой пионервожатой Поспелова А.С

В 1913 году во время создания комбедов началась организация социалистических форм хозяйства в деревне. Крестьяне -бедняки организовали с/х коммуны. С просьбой о выделении земли и бывшего помещичьего имущества для организации коммуны в апреле 1918 года обращались крестьяне с. Бабеева, 18 июля – батраки бывшего имения Щепкина в Б.Алексеевском.

Весной 1918 года в бывшем имении Беляева, в д. Борзецово начали коллективную обработку земли крестьяне этой деревни, но организация коллектива не закрепилась. Скоро на их место пришла община сектантов-баптистов.

Баптисты в Борзецово организовали коммуну «Трезвая жизнь». Но она не была трудовой коммуной. Во главе секты в то время стоял «брат во Христе» Колосков Иван Николаевич. Он обманывал рядовых сектантов-братчиков. В Андриановском трактире в с. Малино он со своей компанией пил и ел мясное. Среди же своих общинников он слыл «святым и трезвенником». Братчики мало работали сами, совсем не работало их начальство. Они старались пользоваться всеми законными и незаконными льготами коллективного хозяйства. С начала организации коммуны они не платили налоги. В 1924 году над коммуной «Трезвая жизнь» за неуплату налогов был устроен показательный суд. За недоимки большая часть их имущества передана в другие коммуны и совхозы. Вскоре коммуна евангелистов была ликвидирована.

В 1928 году в Борзецово приехали крестьяне из Тверской Губернии и организовали здесь коммуну «Красная Заря». 3та коммуна развела многостороннее хозяйство: полеводство, животноводство, садоводство и огородничество. Кроме тог о, коммунары занимались извозом на Малинаское Общество потребителей. 15 августа 1930 года коммуна была реорганизована в совхоз «Красная Заря».

В других селениях волости развивались постепенно после перехода к НЭПу низшие формы кооперации.

Еще в 1913 году, труднейшем году Советской власти, в Малино было завезено более 100 пудов клеверных семян. Советская власть заботилась о подъеме культуры крестьянского хозяйства. Восстанавливалась промышленность. Укреплялся союз рабочего класса с крестьянством. В селах и деревнях воспитывался новый Советский, партийный и комсомольский актив, способный возглавить строительство социализма в деревне. Совхозы, коммуны и артели, организованные в первые годы Советской власти, явились опорным пунктом коллективизации.

13892 просмотра
22:43 24 октября 2013

Рейтинг

Оценка:
  (1 мнение)
Ваша оценка:
 

Комментарии

04/08/15 в 04:55
Лысов Юрий Александрович (Ситне-Щелканово)
Прочитал с интересом.
 

Мы в социальных сетях





Позавчера в 18:25
По официальному ответу, одна машина скорой помощи положена на 10 000 зарегистрированных жителей.
Позавчера в 18:23
Сегодня повесили светильник,спасибо
Позавчера в 17:23
да, жалко! Хорошая была больница и доктора хорошие были!
Позавчера в 09:45
Если свободна машина скорой , то это возможно, а когда я звонил сказали что скорая повезла больного в Ступино, затем будет ещё два адреса посещать.
16/11/17 в 11:34
Мне тоже кажется, что 20 минут это какая-то иллюзия для Малино.
горбатый мост